Уцелевший в аду 

144 просмотра 0 комментариев

О зверствах фашистов из уст их свидетеля.

Накануне даты освобождения Бреста и района от фашистов публикуем воспоминания очевидцев немецкой оккупации. Их всё меньше. И оттого рассказы современников той эпохи еще более ценны.   

Житель поселка Мухавец Сергей Романович Василюк до публикации не дожил совсем чуть-чуть. А вот его воспоминания теперь будут жить вечно. Не только на наших страницах, но и в сердцах тех неравнодушных, кто прочтет эти строки. Строки жесткие, жестокие, но очень важные для современного поколения...


22 июня, ровно в четыре часа…

Когда началась война, ему было 14. Их большая семья — отец, мать, два брата, сноха и сестра — жила в деревне Каменица-Жировецкая Брестского района. Там он родился, рос, встретил и пережил Великую Отечественную...

«О том, что будет война с Германией, говорили постоянно. Предупреждали о ней и перебежчики из Польши. Кроме того, каждый день немецкий самолет облетал приграничную территорию, изучал дислокацию советских войск. Но что война начнется именно в воскресенье, мы не знали, — вспоминал Сергей Романович. — Накануне, в субботу, я отправился в Брест за хлебом, купил три или четыре буханки и вернулся спокойно домой. Всё тихо и мирно было кругом. Ранним утром услышали стрельбу, но не сразу поняли, что это война. Думали, учения на полигоне, он рядом был. И только когда немцы открыли артиллерийский огонь и снаряды стали залетать в деревню, осознали: пришла беда. Мир перевернулся в один миг. Картина была жуткая. Летели снаряды, много хат в деревне в тот день погорело. Вскоре мы увидели раненых, которые бежали из военного городка, некоторые даже в нательном белье. В общем, с чем кого застала война, с тем и уходили».

Отец Сергея Василюка, как и многие другие сельчане, запряг лошадь и выехал из деревни с женой и дочкой. А подросток, сам не зная почему, от них отбился, направился в соседнюю деревню. «Всё это время летали немецкие истребители и земля дрожала от бомбежек. Когда строчил пулемет из самолета, люди даже руками ямы пытались вырыть — вкапывались в землю. Всем было очень страшно, но деваться было некуда...»

В полдень наступила тишина. Сергей шел домой, а людей не встречал. После бомбежки вся земля была выжжена, кругом валялись осколки от снарядов, некуда было ступить. Он начал искать родителей и к вечеру нашел их в Семисоснах. Через два дня в деревню пришли первые немцы и установили свой порядок...

Сергею Романовичу пришлось не раз быть свидетелем расстрелов мирных жителей. Видел, как немцы сжигали деревни, как уничтожали евреев, как забирали «восточников» (так называли людей, приехавших из Советского Союза в Западную Белоруссию после ее воссоединения с БССР. — Прим. авт.) и расстреливали их в урочище Плянта, которое находилось в трех километрах от поселка Мухавец (до 1969 года населенный пункт носил название Романовские хутора. — Прим. авт.).


Уничтожение евреев

«Еврейские расстрелы» были особенно жуткими, в деревне это случалось дважды. В первый раз уничтожали только мужчин. На Романовские хутора согнали много людей. На территории, обнесенной кирпичной стеной, находились конюшни, было большое хозяйство. Там и работали евреи.

Однажды мужчины — их было 21 — оттуда убежали в лес, где встретили пастуха и припугнули его, чтобы молчал. Но тот со страху всё рассказал знакомым о беглецах. Весть эта дошла до эсэсовцев, отряд которых стоял в Каменной. Они-то и поймали мужиков, привезли в деревню. Одному из них немецкий солдат надел на голову чугунок, а так как он был мал, то чугунок этот вбили в голову прикладом винтовки. Потом их всех расстреляли на краю деревни, а жителей заставляли смотреть на этот ужас. Когда всё закончилось, немец снял белые перчатки, закурил и довольный ушел. Ну а местные потом закапывали эту яму.

Во второй раз жертвами изуверов стали не только мужчины, но и женщины с детьми. Схватили их фашисты в поле, где они искали картошку, чтобы поесть. Была осень, погода холодная, дождливая. Кругом — грязь и слякоть. Немцы несколько дней водили этих людей по деревне, заставляли ложиться в лужи. Через несколько дней на том же месте, где убивали в первый раз, расстреляли и этих несчастных. Правда, уничтожали их по-другому: подводили евреев к яме, ставили на колени, говорили с ними минут пять-десять, а после расстреливали», — с болью в голосе рассказывал Сергей Романович.


Весна 45-го

Освобождение встречали не с радостью — с восторгом. Возрождение было довольно быстрым. К маю 1945-го Сергей Василюк уже числился учащимся педучилища, которое располагалось в Бресте на Карла Маркса, 80. О Победе узнал как раз когда шел на занятия. «Люди друг другу передавали эту новость. Еще не верилось, что мир настал, что мы победили. Бойцы наши стали на радостях палить в воздух. Несколько дней продолжалась непрерывная стрельба! Вот так я встретил долгожданную Победу».


Елена ЯРМОШУК


#немцы #вов #оккупация #брест #район #воспоминания


Воскресенье , 19 Сентября , 2021   23 : 48
Лента новостей

Опрос










Брестский районный исполнительный комитет