Появится ли у Бреста южный колорит? Обсуждаем генплан развития города

229 просмотров 0 комментариев

Каким будет наш город в будущем, волнует многих горожан. Новый генеральный план ещё только разрабатывается, но поток предложений от специалистов и общественности приносит новые идеи.

Генплан в госзаказе на 2018 год

Вначале коротко следует напомнить, что сейчас генплан есть, но сегодня он не соответствует современному видению и современным требованиям развития города. В 2011 году уже выполнялась корректировка генплана, но из-за того, что город развивался вширь и выходил на земли сельхозназначения, документ не был утвержден, впрочем, как и генпланы всех областных городов и столицы на тот период. Он прошел все этапы согласования, экспертизу, общественное обсуждение, но на уровне Совета министров его не согласовали. И сегодня мы живем по генплану 2003 года, который не в полной мере соответствует запросам и реалиям областного центра XXI века.

И вот Постановлением Совмина от 14 сентября 2017 года утвержден перечень градостроительных проектов, заказ на разработку которых подлежит размещению в 2018 году. Наряду с другими проектами в перечень вошли генеральный план Бреста и схема комплексной территориальной организации Кобринского района Брестской области.
В соответствии с Указом Президента «О мерах по совершенствованию строительной деятельности», перечень градостроительных проектов, заказ на разработку которых подлежит размещению в очередном финансовом году, ежегодно утверждается Советом министров на основании предложений облисполкомов.

Мнения и идеи собираются

И хотя такой серьёзный документ, как генплан, разрабатывается специалистами, особенностью нашего времени стало широкое участие общественности на стадии обсуждения.
В качестве примера приведем круглый стол «Стратегия развития Бреста», который в конце мая проходил в техническом университете, где обсуждали генеральный план развития города. Тогда заслушали доклады брестских архитекторов, специалистов из Минска, представителей брестской экологической и велообщественности, историков, представителей бизнеса и застройщиков. Отчет вы можете прочитать в газете или на сайте «Брестского вестника» от 31 мая 2017 года.

Очередным этапом сбора мнений стал сбор и анализ анкет, которые могли подать в горисполком брестчане. Две анкеты для предложений разместили на сайте горисполкома. В инфоцентре отмечали места на карте города красными флажками – что хотелось бы изменить, а зелеными – что сохранить. Все материалы переданы проектировщику в дополнение к заданию на проектирование. Подали около трехсот анкет на бумаге и около двухсот – в электронном виде. Ещё добавим, что, хотя приём анкет и завершился, в инфоцентре горисполкома можно ознакомиться с большими распечатанными картами Бреста.

Такие разные тополя

Очередным проявлением неравнодушия брестчан к будущему города была встреча общественности 4 октября с главным архитектором и другими должностными лицами в формате круглого стола. На этот раз выступления больше касались «зеленого контура» Бреста.

С интересом выслушали выступление заместителя директора по научной работе Полесского аграрно-экологического института НАН Беларуси Виктора Демянчика.

Он рассказал, что удалось сделать институту, включая сохранение памятников природы и двух заказником, в городской черте. Любопытство вызвал его рассказ об истории озеленения Бреста в 50–60-е годы, когда в городе появилось много неприхотливых быстрорастущих тополей, и последующей замене деревьев: «Жаль пирамидальные тополя: ведь они лучше растут в брестском климате, это наша особенность». Тема погоды ещё не раз всплывала в обсуждении, главный архитектор Бреста Николай Власюк позже сказал: «У нас в городе растёт то, чего нет в других областных городах Беларуси, и на этом можно сыграть. Почему бы не рассматривать Брест как южную столицу Беларуси, город бульваров, каштанов, дополнительно высаживать растения с южным колоритом: магнолии или вечнозеленые лиственные растения, хвойники, от которых только фитонциды и нет осенью листьев, которые нужно убирать? И, приезжая в Брест и живя здесь, будет создаваться впечатление курортного зеленого города

Обсуждалось и то, какие виды деревьев следует высаживать вместо тех, которые со временем приходится удалять. Виктор Демянчик напомнил про вязы и что на Тришинском некрополе растет плющ – памятник природы. Однако главной его идеей было то, что помимо генплана Бресту нужна долгосрочная стратегия развития.

Кстати, завершая тему погоды, он высказал и такую интересную мысль, что плющ сохраняет здания при постоянных сменах циклов зимнего периода перехода температуры через ноль.

Бдительность граждан

О том, что управленческие решения требуют всесторонней оценки, рассказал изобретатель и рационализатор Евгений Урецкий. Он работал начальником научно-исследовательской лаборатории филиала МГПИ Белорусского государственного проектного института. По его словам, нынешняя свободная экономическая зона «Брест» могла оказаться в районе между Лесной и городом, что негативно сказалось бы на экологии города. Сегодняшнее её расположение оказалось более удачным.

А заместитель начальника городской и районной инспекции природных ресурсов и охраны окружающей среды Ян Венскович привел примеры того, как неравнодушно относятся граждане к охране зеленой среды Бреста: «Стоит где-то завести бензопилу, как через десять минут мне поступает звонок».

Кстати, несколько раз в обсуждениях цитировали Президента, из его выступления на совещании по проекту новой редакции Жилищного кодекса, например: «…всё чаще говорят о скандалах, начиная от Гомеля и заканчивая Минском, по поводу сноса деревьев. Вы начинаете там пилить, сносить непонятно что, распахивать. Вместо того чтобы парк где-то заложить или в порядок привести, вы начинаете штамповать жилье. Места нет, где жилье строить?».

В обсуждениях всплыл и такой вопрос: некоторые новые деревья усыхают. Что делать в жару? Добраться до каждого дерева с поливом – затруднительная задача для коммунальников. А традиция поливать деревья под домом из ведра или шланга ушла с появлением счётчиков на воду.

Один из присутствующих вспомнил, что в конце 70-х в Бресте было нашествие гусениц, которых травили с самолёта, но другие представители общественности вступили в спор, повлияло ли это на судьбу пирамидальных тополей.

А Николай Губенко, старожил города, продемонстрировал панорамный рисунок берега Мухавца в послевоенные годы. Он посетовал, что тогда и вода была чище, и течение быстрее – нужно проанализировать старый генплан. Конструктив в дискуссию внёс Николай Власюк: «Надо не инспектировать прошлое, а формировать образ будущего города. Каким вы хотите его видеть через 10–20 лет?»

Противоречие интересов

Некоторые темы показывали, что участники видят только свою сторону проблемы. Например, представительницы от жильцов домов на Интернациональной, близ строящейся набережной Мухавца, ратовали за сохранение в неизменном виде зелени, берега и даже запаха реки. А ветеран с Речицы, «уполномоченный по району», как он себя назвал, поставил вопрос о благоустройстве «присоединённых территорий». Да, расширение города и включение в него некоторых деревень создало дополнительную нагрузку на городской бюджет и психологическую проблему для их жителей. Но статус города автоматом не приносит городские коммуникации – для этого нужны время и деньги. Возникает вопрос приоритета расходов: кого первого включать, а кого вторым. Но у граждан порой складывается впечатление, что если прийти на приём и изложить потребности своей улицы с пафосом в голосе, то деньги тут же появятся.

От представителя велосипедной общественности прозвучала идея сделать вдоль южного берега Мухавца длинную велосипедную дорожку, от крепости и до Красного Двора. Предложение вызвало внутренний протест у автора этого отчёта как многолетнего любителя пеших походов по этой тропе – именно от крепости и далеко за город. А я не хочу, чтобы эту дорожку асфальтировали и чтобы приходилось оглядываться на велосипедистов.

Где строить?

Несколько раз дискуссия выходила на более высокие горизонты – до каких пределов городу расширяться. Прозвучало с мест: «Не надо расширять город». На это предложение Евгений Урецкий ответил: «Сокращается занятость в сельском хозяйстве. Куда деваться этим людям?» Действительно, рост городов связан с более глобальными процессами. Достаточно процитировать заместителя премьер-министра Владимира Семашко. Он напомнил, что в 1990 году в сельском хозяйстве Беларуси было занято более миллиона человек. «По факту прошлого года их число составило 330 тысяч человек. Количество работающих уменьшилось в 3,5 раза, при этом производство зерна, мяса, молока выросло в 2–2,7 раза. Эффективность работы сельхозпредприятий увеличилась в семь раз». То есть перетекание людей из сельской местности в города – процесс естественный, как и необходимость строительства нового жилья. А главный архитектор Бреста предложил присутствующим задуматься: «Если не расширять город (земли сельхозназначения), не трогать зелёные зоны, то где строить жильё?

Разрастание города вширь приводит к огромному увеличению стоимости на строительство и обслуживание инженерных и транспортных коммуникаций, всё это надо косить, убирать, эти же деньги можно было бы использовать для благоустройства существующих территорий города. Считаю, что следует обратить внимание на неэффективное использование существующих территорий: промзон, складских, зон отвода железной дороги и других». По его словам, трендом сегодняшнего развития городов не только Беларуси, но и Европы становится компактная жилая застройка.
  
В целом прошедшее обсуждение прибавило интересных идей и ещё раз продемонстрировало, что генеральный план города – это важный многослойный документ, который должен увязывать интересы государства, города и его жителей.

Валерий ЦАПКОВ

Добавить комментарий

Защита от автоматических сообщений

Четверг , 19 Октября , 2017   00 : 49

ОНЛАЙН-ГАЗЕТА

Лента новостей








Опрос