Владимир Тулупов: о чем поет душа художника

33 просмотра 0 комментариев

На днях свое 70-летие отметил брестский живописец, член Белорусского союза художников Владимир Тулупов.

Мастер кисти работает в разных жанрах живописи. На его полотнах пейзажи, портреты, натюрморты. Выполнены они маслом, акварелью, акрилом. 

Его работы можно встретить в частных коллекциях Беларуси, Польши, Германии, Франции, Японии, США. Владимир Тулупов не только талантливый художник, но и интересный собеседник. Полтора часа нашего разговора пролетели незаметно. 


— Владимир Дмитриевич, Вы рисуете с самого детства?


— Да. Первая работа была сделана еще в детском саду. Рисунок, наверное, не вспомнил сам, если бы его не сохранила и не показала мне мама, когда я учился в старших классах. Правда, вначале засомневался, что смог без помощи воспитательницы так выразительно нарисовать чайник с орнаментом… Меня всегда тянуло к рисованию. Знал, что буду художником. 


— Вместо футбола только кисти и краски?


— Нет, футбол любил. Как все мальчишки, играл. Хотя рост у меня не большой, но стоял на воротах, получалось ловить мячи.  


— Зная, какой трудный путь у художника, не всегда взрослые хотят, чтобы их дети прошли его. Как родители отнеслись к Вашему выбору?


— Мама была не против, отца на тот момент уже не было с нами… Она не препятствовала, но не хотела единственного сына отпускать куда-то далеко, поэтому предложила поступить на архитектора в наш политехнический институт. Но я настоял на своем. Получилось так, что после десятого класса написал письмо о приеме во многие художественные заведения Советского Союза, но ответ получил только из Ростова-на-Дону, поэтому постигал азы живописи за полторы тысячи километров от родного дома. Было порой нелегко: приезжал один-два раза, и только на каникулы. Правда, можно сказать, почти уехал на родину своих родителей: родом они были из Орловской области. Отец воевал, когда его часть, возвращаясь, остановилась в Бресте. Город ему понравился, вскоре мама с папой переехали сюда. Здесь и я родился. 

Однако проучился недолго: в конце первого курса меня призвали в армию, поэтому учебу продолжил уже после службы. Вернулся в Брест, несколько лет вел студию при БЭМЗ, работал там художником-оформителем. Затем перешел в художественную школу Алонцева, где проработал более тридцати лет, почти десять тружусь в Клейниковской детской школе искусств.      

  

— Первую Вашу персональную выставку организовала Ваша одноклассница во время учебы в 10 классе…


— Да, она собрала мои работы: натюрморты, пейзажи… Выставка проходила в школьной библиотеке. После нее были другие, более серьезные персональные экспозиции.   


— Большинство художников работает в одном жанре, но это не Ваш случай. Почему решили попробовать себя в разных направлениях и техниках?


— Жизнь разнообразна, поэтому не вижу смысла быть в одном, всегда интересно пробовать что-то новое. Но частично это со времен СССР — тогда были популярны тематические экспозиции. Писал на разные темы, с точностью знал, что работу примут на выставку. Картины не раз выставляли на всесоюзных выставках. В те годы меня признали как мастера кисти, писали о моем творчестве в журналах, но я на этом остановился… Помехой стал и развал Советского Союза, началась перестройка, это были трудные времена. Хотя картины, в отличие от сегодняшнего времени, покупали хорошо. По сути, из мира живописи я выпал, не считая преподавание в худшколе, почти на несколько лет. Нужно было ухаживать за больной мамой. 


Вернулся серьезно к живописи в конце 90-х, в 1997 году прошла персональная выставка в музее спасенных ценностей. В этом же году стал членом Белорусского союза художников, появилась своя мастерская. 


— Вы не любитель писать маслом. Почему? 


— Масло тяжелое; нравится акрил, предпочитаю работать акварелью, потому что она легкая, прозрачная, воздушная. Полюбил ее во время учебы в Витебском педагогическом институте, где была сильная акварельная школа. Там есть художник Феликс Гумен. Когда я увидел его работы, написанные по-сырому акварелью, то был поражен. Удивила его техника: он ставил в центре мастерской по кругу столы, на них раскладывал вымоченную бумагу, а затем кистью, идя по кругу, на каждом листе делал штрихи. В течение одного-двух часов он мог написать до десяти картин. 


— Вы пробовали так писать?


— Пробовал, но я пишу медленно. Еще считаю, что каждой картине нужна душа, а в таких работах ее нет, хотя они красивы.   


— Что самое главное в жизни художника?


— Работать и творить. Вспомните Льва Толстого. Когда к нему пришел молодой человек с вопросом: «Что мне нужно сделать, чтобы стать писателем?» — он ответил: «Не писать». Ответ очень удивил начинающее дарование.  Свой ответ Толстой пояснил: «Не писать до тех пор, пока ты не сможешь без строчки прожить и дня. Если прошел день, и тебя это тревожит, значит, ты станешь писателем». Так же и с художником. 


 — Когда к Вам приходит ученик, Вы можете сказать с первых занятий, что он станет художником? 


— Да. Даже если ребенок ходит постоянно на занятия, у него всё получится. Всегда будет результат, когда есть сильное желание. 



Владимир Тулупов — талантливый мастер кисти и педагог. Ученики любят своего учителя за его спокойствие, умение преподать, заинтересовать, подарить надежду на успех. Многие из них продолжили путь художника: не раз их работы выставлялись и побеждали на конкурсах. С теплотой и уважением относятся к нему и коллеги.  


Художник во всю готовится к персональной выставке, которая откроется в середине марта. Пишет акварелью, акрилом, продумывает, что показать брестчанам из старых работ. Но особенно меня удивило то, что на экспозиции он представит работы, на которых будет изображена музыка.   


Наталья ШЛЯЖКО


#тулупов #юбилей #художник

















    



Четверг , 15 Апреля , 2021   14 : 42
Лента новостей

Опрос